Тактика допроса свидетелей и потерпевших.

 


Уголовно-процессуальный кодекс устанавливает единый процессуальный порядок допроса свидетелей, который наилучшим образом способствует получению показаний об известных свидетелю обстоятельствах дела.

К числу общих правил допроса свидетелей следует отнести такие, как допрос свидетелей порознь, вызванных по одному и тому же делу, предварительное разъяснение им их прав и обязанностей, предупреждение об уголовной ответственности за отказ или уклонение отдачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, установление отношений свидетеля к участникам процесса, предложение свидетелю вначале рассказать все известные ему обстоятельства, в связи с которыми он вызван на допрос.

Соблюдение этих обязательных процессуальных правил имеет важное тактическое значение. Так, дача показаний порознь устраняет в известной мере влияние одного свидетеля на показания другого, соблюдение правила о свободном рассказе помогает следователю правильно сориентироваться в поведении свидетеля, в направлении его показаний, вернее определить тактику дальнейшего допроса. Однако это не означает, что допрос строится по какому-то трафарету или шаблону. Следователь при допросе учитывает специфику расследуемого дела, наличие доказательств, личность допрашиваемого и другие аспекты.

В процессе свободного рассказа свидетелю не следует мешать. Только в том случае, когда он умышленно отходит от существа дела, следователь останавливает его и направляет допрос по нужному руслу или просит свидетеля более конкретно и подробно осветить то или иное обстоятельство по делу. Но это нужно делать так, чтобы не прерывать воспоминаний свидетеля о ходе излагаемого им события. Свободный рассказ может касаться как существа расследуемого события в целом, так и отдельных моментов, имеющих значение для установления истины по делу.

В процессе свободного рассказа допрашиваемый может сообщить о таких фактах, которые следователю не были известны, так как свидетель может знать больше того, о чем его может спросить следователь. К тому же, излагая в своих показаниях те или иные факты в той последовательности, в которой он воспринимал их в жизни, допрашиваемый легче вспомнит мелкие, но порой очень существенные для дела детали.

При изложении своих показаний свидетели иногда высказывают свои выводы и предложения, касающиеся обвиняемого. К ним следователь должен прислушиваться и четко уяснить, на основании чего он пришел к ним и какими фактами он может обосновать свои предложения. В противном случае эти заявления (как голословные) не могут быть приняты во внимание.

Чаще всего свидетель свободным рассказом не исчерпывает темы допроса. В некоторых случаях это происходит потому, что он не придает значения каким-либо известным ему обстоятельствам и считает, что для следствия они не важны, и поэтому не упоминает о них. Иногда он не может по забывчивости, рассеянности или по неумению точно сформулировать свою мысль. В то же время свободный рассказ свидетеля может содержать неточности, а в отдельных случаях различного рода ошибки. Путем постановки дополняющих, уточняющих и контрольных вопросов следователь должен восполнить показания свидетеля.

Нельзя дать общей схемы постановки свидетелю вопросов, так как содержание их крайне разнообразно и должно сообразовываться с планом допроса свидетеля. Не следует задавать свидетелю такие вопросы, которые ему непонятны в силу его низкого общеобразовательного уровня или являются неконкретными. Запрещено задавать наводящие вопросы, в постановке которых заложен ожидаемый ответ. Задаваемые свидетелю вопросы должны относиться к предмету допроса, подчиняться тактическому замыслу следователя, вытекать один из другого, быть четко и грамматически правильно сформулированными и, как правило, предполагать развернутый ответ.

У свидетеля следует выяснить, не имеет ли он по поводу случившегося каких-либо записей, зарисовок, схем, писем, дневников или иных документов. Для установления правильных взаимоотношений с допрашиваемым и получения от него полных и объективных показаний большое значение имеет поведение самого следователя. Он должен показать себя принципиальным и объективным человеком, хорошо разбирающимся в людях, настойчивым в стремлении установить истину и вместе с тем корректным. Недопустимо со стороны следователя панибратское отношение к допрашиваемому или заискивание перед ним. Чрезмерная официальность, неоправданная придирчивость к словам, недоверие без каких-либо оснований к показаниям допрашиваемого никогда не способствуют успеху допроса. Наоборот, человеческое отношение, стремление правильно понять свидетеля располагают его к искренности.

Следователь должен создать на допросе спокойную деловую обстановку, способствующую тому, чтобы свидетель не волновался и мог спокойно отвечать на поставленные ему вопросы.

Свидетелей в зависимости от того, дают они правдивые или заведомо ложные показания, принято делить на добросовестных и недобросовестных и с учетом такого деления строить тактику допроса. Разумеется, это деление является условным. Один и тот же свидетель при допросе по одному факту может дать правдивые показания, а по другому — ложные. Кроме того, добросовестный свидетель может заблуждаться и давать показания, не отвечающие действительности. Непроизвольные ошибки добросовестно заблуждающегося свидетеля — явление частое и подчас незаметное для самого свидетеля. Понять причину таких заблуждений помогает следователю знание психологии.

Основными тактическими приемами, помогающими добросовестному свидетелю восстановить в памяти забытое и воспроизвести воспринятые факты, являются:

а) постановка перед свидетелем таких вопросов, которые вызвали бы у него ассоциативные
связи. Например, повествуя о хорошо знакомом ему событии, свидетель вспоминает, что одновременно происходило и другое, которое, кстати, и интересует следователя;

б) предложение свидетелю подробно и последовательно рассказать о своих делах и поступках за определенный промежуток времени;

в) предъявление свидетелю документов, вещественных доказательств, фотоизображений этих предметов и лиц для вторичного восприятия, активизирующего ассоциативные связи и способствующего оживлению памяти свидетеля;

г) допрос на месте происшествия.

Когда свидетель дает заведомо ложные показания, то в этом случае следователь прибегает к детализации и конкретизации допроса, к предъявлению свидетелю собранных по делу доказательств.

При допросе свидетелей, являющихся родственниками потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого, следователь должен проявить осторожность. Во-первых, целесообразно не начинать допрос с выяснения основных фактов, интересующих следствие, и, во-вторых, нужно так организовать вызов на допрос таких свидетелей, чтобы каждый из них не знал, о чем спрашивали у предыдущих допрашиваемых и какие они дали показания.

Когда свидетелей много, следователь устанавливает очередность их допроса. Прежде всего допрашиваются лица, которые в состоянии осветить факты и обстоятельства, устанавливаемые на данном этапе расследования, и от которых можно ожидать правдивых показаний, могущих послужить для оценки показаний других свидетелей. Раньше других допрашиваются потерпевшие, очевидцы преступления, воспринявшие событие в целом, затем — свидетели, которые могут сообщить важные сведения о подозреваемом и потерпевшем, их взаимоотношениях. Соблюдение этого правила позволит следователю лучше ориентироваться при допросе других лиц. Указанная очередность является условной. Так, если свидетель находится в тяжелом болезненном состоянии и есть опасение, что он умрет, то его следует допросить (с разрешения врача) в первую очередь.

Если по одному и тому же факту или эпизоду имеется несколько свидетелей, целесообразно допросить в первую очередь тех из них, которые в силу благоприятных условий восприятия событий или жизненного опыта либо других обстоятельств могут более полно рассказать об интересующих следствие фактах.

При одновременной явке к следователю по одному и тому же делу нескольких лиц принимаются меры, направленные на то, чтобы не допрошенные свидетели не могли общаться с допрошенными. В том случае, если интересующий следствие факт освещен достаточно полно и ясно показаниями уже допрошенных лиц, совсем не обязательно допрашивать по этому факту всех других выявленных свидетелей, если имеется уверенность, что по этому факту они ничего нового сообщить не смогут.

    Допрос потерпевшего, т. е. лица, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, производится по процессуальным правилам допроса свидетелей с обязательным предупреждением его об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. Такое предупреждение фиксируется в протоколе-заявлении потерпевшего или в протоколе его допроса.

Восприятие потерпевшим фактов, имеющих значение для дела, и воспроизведение их во время допроса по сравнению с их восприятием и воспроизведением другими свидетелями отличаются некоторыми особенностями.

Во-первых, потерпевший в отличие от свидетеля нередко непосредственно сталкивается с фактом криминального деяния или преступником. В большинстве случаев он более чем кто-либо осведомлен об обстоятельствах совершенного преступления, в результате которого ему причинен вред. Его показания более полно, чем показания свидетеля, помогают следователю составить представление о случившемся, построить версии и обнаружить доказательства.

Во-вторых, потерпевший является в большинстве случаев лицом, заинтересованным в исходе дела. Отсюда показания потерпевшего могут быть тенденциозными и необъективными. Однако заинтересованность потерпевшего в исходе дела сама по себе должна рассматриваться как обстоятельство, дающее основания отвергать его показания, ставить под сомнение правильность показаний потерпевшего. Формальный подход к оценке показаний потерпевшего недопустим.

В-третьих, потерпевший в отличие от свидетеля может при даче показаний выйти за пределы вопросов, поставленных следователем, и высказать свое мнение, сделать выводы относительно обстоятельств расследуемого события. Это может иметь важное значение для правильного направления всего последующего расследования.

В-четвертых, в отличие от свидетеля потерпевший наделен правами участника процесса, поэтому его показания являются средством защиты его нарушенных прав и законных интересов.

В следственной практике встречаются случаи, когда потерпевшие по тем или иным причинам не дают правдивых показаний. Особенно часто это имеет место по делам о спекуляции, мошенничестве и другим деяниям. Потерпевшие по делам этой категории нередко замалчивают ряд существенных деталей, их компрометирующих. Кроме того, это может быть вызвано и рядом других причин, например по делам об изнасиловании — стеснительностью потерпевшей в тех случаях, когда допрос ведет следователь-мужчина; желанием скрыть факты интимной жизни.

Иногда встречаются случаи ложного заявления о разбойном нападении, краже, которые инсценируются, как правило, с целью сокрытия хищений или недостачи, чтобы избежать ответственности, извлечь для себя материальные выгоды и т. д. Установить ложность подобного заявления можно путем тщательного допроса и сопоставления показаний, полученных на первом допросе, с показаниями, которые заявитель даст при повторном допросе. Ложные утверждения нельзя продумать до конца и тем более надолго сохранить в памяти. Поэтому, как правило, возникают противоречия между показаниями одного и того же лица, дававшимися в разное время. Если следователь сомневается в правдоподобности заявления, то по тактическим соображениям не следует давать почувствовать это заявителю на первом допросе. Его надо допросить самым подробнейшим образом, а показания проверить через лиц, хорошо знающих заявителя, выяснить у них, что он говорил им о преступлении, могли ли быть у него те предметы, которые, по его словам, похищены и т. д. Как правило, такие «потерпевшие» в своих показаниях сильно преувеличивают опасность преступления, дают самые подробные сведения о приметах преступников и обстоятельствах криминального деяния, охотно отвечают на любой вопрос следователя или, наоборот, говорят мало, боясь запутаться.

Потерпевшего рекомендуется допрашивать как можно быстрее после совершения преступления. Их показания в этот момент отличаются не только большей достоверностью, но и большим количеством живых, не придуманных деталей. Однако возбужденным потерпевшим, только что перенесшим испуг, психическую травму, следует дать возможность успокоиться.

При первом допросе следует попытаться выяснить, какой ущерб нанесен преступлением. Здесь же выясняются все другие вопросы, имеющие значение для установления преступников и обнаружения доказательств. Заканчивая допрос, следует предупредить потерпевшего, что в случае, если он вспомнит обстоятельства, которые не изложил на первом допросе и которые могут иметь значение для раскрытия преступления, то должен заявить о них следователю.

Предыдущие материалы: Следующие материалы: